На родине Терешковой снимают «Керосин» с участием усопшего

b729ab3396865c45552fc10e32b0bf11


фoтo: Свeтлaнa Xoxрякoвa
Рeжиссeр Юсуп Рaзыкoв.

У трaссы — кaфe с рaспрoстрaнeнным нaзвaниeм «СССР». Рядoм — дeрeвянный дoм, в кoтoрoм и oбoснoвaлись кинeмaтoгрaфисты. В xлeву — икoнa, a пoд нeй — двe шикaрныe свиньи. Стoит тoлькo к ним приблизиться, тут жe пoдскaкивaют, смoтрят в упoр, пoзвoляют сeбя фoтoгрaфирoвaть. Свиньи xoзяйскиe, нe рaди кинo они здесь. Придумали бы кинематографисты такую декорацию с иконой в свинарнике — уличили бы их в неправде. Героиней в тот день стала привозная вьетнамская свинья. Ее «наняли» на одну смену, и хозяин дебютантки не мог понять, почему животное к вечеру возвращают, можно же после съемок заколоть и съесть. Питается новоиспеченная «актриса» вчерашними эклерами, которые перепадают ей из кафе «СССР». Картошку, оставшуюся после одной из сцен, вьетнамка есть не пожелала. Пришлось сдобрить ее пирожными. Пожалуй, только свинья здесь и роскошествует. Во всем остальном — полный минимализм. Иногда удивляешься, как вообще у нас снимается кино. Но кинематографисты народ находчивый. Костюмы покупают, а потом возвращают со словами: «Мужу не подошло». А что делать? Зато сцена снята.

Первый, кого встречаю на пороге деревенского дома, — напоминающий покойника человек с восковым лицом. Актер Валерий Маслов сам на себя не похож. Живет он в Ярославле, преподает в театральном институте, первую главную роль сыграл в 60 с лишним лет в «Турецком седле» Юсупа Разыкова и запомнился. До этого снимался лишь в эпизодах. Пока ждем приезда на площадку режиссера, осваивающего в Ярославле странные объекты, идем с Валерием Масловым в кафе. Производим легкий переполох. Никто же в лоб не спросит, чего это актер на жмурика смахивает. В общем, сидим с «покойным» за кофе и разговариваем.

— Сценарий Юсупа Разыкова меня несколько дней не отпускал, — рассказывает Валерий Сергеевич. — Мой герой жестко обращался с женой, бил. Ее хромота — результат его побоев. Он на всю жизнь нанес ей травму. Теперь является ей во сне — грозный, как при жизни. Он все время ее направляет, проявляет заботу. Настроение у него меняется. У Юсупа фильм уже в голове готов, он точно знает, что ему надо.

В доме у окна сидит незнакомая женщина, листает тетрадь с записями. Похожа на местную жительницу. Но это актриса ярославского Театра драмы им. Ф.Волкова Елена Ивановна Сусанина — естественная, как жизнь. Юсуп Разыков умеет открывать актеров, приглашает тех, кто имеет театральный опыт, а в кино большого багажа не нажил. Елена Ивановна играет 75-летнюю Павлу. В течение дня она несколько раз вынет из печи горшок с вареной картошкой, пару картофелин себе оставит, остальное разомнет и отнесет поросенку на двор.


фото: Светлана Хохрякова
На фото Елена Сусанина в роли Павлы.

— Вы ведь городская (по дороге домой выяснится, что живет Елена Ивановна в частном доме, вдали от центра), а сыграть надо деревенскую женщину…

— Я в деревне родилась, но мы уехали оттуда, когда мне было лет пять. Я даже не думаю о том, что моя Павла деревенская. Говора у нее нет — не ставилось такой задачи. Текста не много, и это хорошо. Все идет через эмоцию, внутреннее состояние.

— Павла живет без мужа 20 лет, а такое ощущение, что покойный Петр Иванович у нее за плечами. Она с ним постоянно разговаривает.

— У меня тоже шесть лет назад умер муж. Мыла ли я посуду, делала ли другие дела, он говорил: «Погладь меня по голове». А я отвечала: «Подожди, вот только помою посуду». Поначалу он мне снился, а потом перестал. Являлся таким, каким был при жизни. Как-то я сказала ему: «Возвращайся, буду тебя гладить по голове, сколько захочешь». Я всегда была занята работой, и теперь испытываю угрызения совести потому, что чего-то для него не сделала. Это я к тому, что когда близкого человека уже нет, думаешь: будь он жив, все бы для него сделала. Что имеем — не храним. У Павлы есть какая-то вина перед мужем. Хотя она знает, что такое его кулак, хромает по его вине. Может, соседи ее оговорили. Вот муж и побил сильно. Но Павла не озлобилась, любит его и жалеет, старается выполнить все наказы с того света. Он дальнобойщиком был, и теперь она должна приглашать дальнобойщиков в дом, кормить, дать возможность передохнуть. Один из них рассказал, как пролил цистерну с горючим в речку, и речка загорелась. Павла хочет поджечь дом убийцы ее любимой внучки. Но ничего не получается. Я верю в сны и предчувствия, поэтому роль Павлы не была для меня чем-то непонятным.

Выходим во двор. Валерий Маслов, несмотря на ветер и холод, в легком костюме садится на лавочку за околицей, чтобы в очередной раз его герой явился Павле как наяву.

«Никто не ходит в доме, никто не выходит из дома. Камера!» — звучит команда. После того как сцена снята, мы разговариваем в стылом осеннем саду. Да какой там сад, несколько грядок и кустов.


фото: Светлана Хохрякова
Валерий Маслов в потусторонней роли.

— Эфемерный у вас герой, на призрака похож. Его нет, но в то же время он есть. Чем-то отличается от живых?

— Я до конца и сам не осознаю, кто он. С того света пытается управлять жизнью жены, в какой-то степени помогает ей жить. Есть граница, через которую он не может переступить. Он не произносит ни одного слова, хотя жена к нему обращается: «Случилось что? Или провинилась я?» Он продолжает молча смотреть вдаль и сжимать руку, отрывает курице голову. Ничего особенного я не делаю. Минимум выразительных средств.

— Режиссер требовал от вас минимализма?

— Как меня учили, как я понимаю эту профессию, так я и делаю. А Юсуп мне подсказывал какие-то вещи. Большого опыта в кино у меня нет. Были мизерные эпизоды, только в «Турецком седле» сыграл первую большую роль.

— Говорят же, что если почитаешь умерших предков и близких, они тебя оберегают.

— Раньше родовые традиции были сильны, считалось, что род имеет огромную силу для живых.

— Сразу согласились на потустороннюю роль? Предубеждения не было?

— Я служил в армии под Ташкентом. Мы все время рыли капониры. Это норы в земле. В них и спали. Скрытое передвижение в тылу противника — так это называется. Жутко находиться в замкнутом пространстве под землей, чувствуешь себя как в могиле. Полежишь несколько часов, смертельно усталый, потом просыпаешься от того, что невозможно повернуться. Капониры узкие. Часть из них вырыли солдаты, служившие до нас. Приходилось ночевать в них по несколько человек. Проникаешь через узкий лаз, а там — расширенное пространство, все сидят с поджатыми коленями друг против друга. И так несколько часов. Когда выползаешь на свет божий, невозможно сразу ходить, нужно мышцы привести в порядок. Даже судороги были в руках и ногах, во всем теле. Поползаешь — тело разогревается, только тогда поднимаешься и идешь.


фото: Светлана Хохрякова
Елена Сусанина и Валерий Маслов.

— Кому сегодня интересен фильм про деревню?

— Дело не в деревне, а в том, какие чувства человек испытывает. Если кино про людей, то зритель сопереживает, и неважно, в деревне находится человек, в море или в космосе.

Завершился съемочный день словами Юсупа Разыкова: «Актеры свободны до Нового года». Нужна зимняя натура. Три съемочных дня еще впереди в том же домике у трассы.

Лучшее в "МК" — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.