Врачи без границ: истории пациентов



«Рaсскaжитe людям o тoм, чтo здeсь прoисxoдит»


Вaлeнтинe Виктoрoвнe 52 гoдa, oнa шкoльнaя учитeльницa. Ee жизнь рaзрушeнa кoнфликтoм нa вoстoкe Укрaины. Oнa с мужeм живeт в Пaвлoпoлe — сeлe, рaспoлoжeннoм в нeскoлькиx килoмeтрax oт линии прoтивoстoяния. Oнa пoтeрялa работу, а ее дом несколько раз попадал под обстрел. Теперь она пытается привести свою жизнь в порядок, помогает другим и надеется на прекращение кровопролития. Валентина и ее муж получают медицинскую помощь от MSF. Кроме того, Валентина посещала психологические консультации, направленные на приспособление к стрессовым условиям, в которых ей пришлось жить в течение последних двух с половиной лет. 




«В этом селе — все мои воспоминания, здесь я построила свою жизнь, вырастила с мужем двух сыновей. Там так хорошо всегда было; люди приезжали отдохнуть летом на берегу реки. Там даже планировали устроить курорт.

А потом начался конфликт.

Я была учительницей в сельской начальной школе. Любила свою работу. У меня сохранились все рисунки и фотографии моих учеников. Когда закрыли школу, пришлось уйти на пенсию. Детям было слишком опасно там находиться, поскольку рядом раздавались взрывы. И так в свои 52 года я стала пенсионеркой. К счастью, муж все еще работает на фабрике.

Я не могу привыкнуть к этому, к такому медленному ритму. Если бы меня попросили сравнить это с чем-то, я бы сказала, что это похоже на скоростной поезд, который резко остановили. Так что теперь я занимаю себя всякой волонтерской работой, встречаюсь с другими семьями из села и смотрю, чем могу быть полезна. Так я нахожу смысл в новой ежедневной рутине: помогая другим.

У дома падало очень много снарядов — сейчас он очень сильно поврежден. Кажется, он вот-вот рухнет на нас. Я до сих пор помню первый раз: грохот и как вокруг все дрожало. Я так испугалась, что уже представляла, как мы бежим из полностью разрушенного дома. К счастью, он до сих пор стоит, но, чтобы его отремонтировать, понадобится время, ведь сейчас мы не потянем такие расходы.

Во время обстрелов мы с мужем сидели здесь, в гостиной, подальше от окон, в полной темноте, а над головами тряслась люстра. Мы думали, что чувство страха можно ослабить, заняв чем-то мозг, поэтому стали играть в игры и загадки.

Этот конфликт разделил семьи. Многие оставили село, некоторые уехали из страны, как мой старший сын. Даже те, кто остался в регионе, боятся приходить в гости, поскольку, несмотря на то, что сейчас тихо, ситуация нестабильна. Не получается видеть сыновей и внуков так часто, как хотелось бы, потому у меня на стене их фотографии и рисунки — так кажется, будто они здесь, с нами. Очень скучаю по ним.

Мы остались ни с чем. К счастью, некоторые организаций нам помогают.

Надеюсь, что вскоре эта война кончится, и мы вернемся к привычной жизни. Возможно, это поможет … Расскажите людям о том, что здесь происходит».


«Павлополь всегда был красивым местом»


Таисия Григорьевна, 82-летняя вдова, жила в Павлополе, что на востоке Украины, в течение последних сорока шести лет. Вооруженный конфликт стал тяжелым бременем для села, расположенного всего в нескольких километрах от линии фронта, и его жителей. С 2014 года ее дом дважды обстреливали, из-за чего ей на некоторое время пришлось переехать в более безопасное место. После того, как семья помогла ей восстановить дом, она вернулась. Кроме того, Таисия Григорьевна страдает от болезни сердца. За последние несколько месяцев она получила медицинскую помощь от MSF, а также психологическую поддержку, чтобы справиться с тем, что она пережила за этот конфликт

«Я родилась в России. До переезда в Украину работала на ферме, заботясь о животных. В Павлополь я приехала 1970; вышла замуж, мы построили дом, родили четверых детей – троих дочерей и сына.

Я точно не помню, когда во время обстрела повредил дом, но помню, как испугалась. Два снаряда попали в дорогу, прямо напротив главного входа, осколки повредили стены и некоторые окна.

Второй раз это случилось зимой. Я была одна дома, на улице была очень темная ночь. В крышу попало дважды. Она был уничтожена вместе с несколькими комнатами. Все окна разбились. Я позвонила дочери — она живет в Мариуполе — и на следующий день уехала в город.

Для меня было немыслимо оставаться здесь, ведь это было слишком опасно.

Я пожила с дочерью и ее семьей в Мариуполе на несколько месяцев. Иногда хотелось вернуться на несколько дней в Павлополь, но ситуация была слишком нестабильной, чтобы возвращаться, и я сильно боялась по ночам.

Однажды ночью я была на кухне в квартире дочери в Мариуполе, когда туда попал снаряд. Помню, как сказала себе: Бог спас меня в третий раз, потому что я никогда в жизни не проклинала. Я благодарна за то, что мой внук вышел из кухни за несколько минут до обстрела. Не хочу думать, что с ним могло произойти.

Около года назад я все-таки вернулась к Павлополь. Один из моих зятьев помог мне с ремонтом. Благодаря фабрике, где работает одна из моих дочерей, мы смогли частично отремонтировать крышу. Нам бесплатно предоставили необходимые материалы. Он также помог мне отремонтировать спальни и другие поврежденные части дома. Но некоторые части крыши еще нуждаются в ремонте. Однако, мне не по средствам купить лист металла — придется пока оставить как есть.

У одной из моих внучек также во время обстрела был разрушен дом. С тех пор она всегда боится. Теперь у нее еще и диабет. Я так волнуюсь за нее — ей ведь всего двадцать два.

Конфликт оставил глубокий след в каждой семье.

Павлополь всегда был хорошим местом. Но после начала конфликта из-за близости обстрелов были закрыты школы. Опять открылись только два маленьких магазина. Как бы то ни было, это уже улучшение — ведь все эти месяцы всё было закрыто. Мне повезло: всё это время мои дети каждую неделю привозили мне еду.

Теперь, когда стало спокойнее, я чувствую себя уже лучше. Можно вернуться к повседневной жизни. У меня очень больное сердце, но я справляюсь, держу себя при деле — работаю по хозяйству, в саду, с цыплятами. Без этого я бы уже умерла.

Я очень благодарна своей семье: моим четырем детям, шести внукам и восьми правнукам. Они очень меня поддержали. Спасибо, что ухаживают за мной — именно они помогли мне вернуть дом.

Посмотрите, другим ведь так не повезло».



фото ©Maurice Ressel

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.