Власть не захватили, людей погубили: что ждет Турцию дальше?

Неделю назад в Турции военные попытались захватить власть. Сейчас страна живет в режиме чрезвычайного положения, нарастают репрессии внутри страны, туристический поток сократился. Delo.UA решило взглянуть дальше и глубже — что ждет Турцию в ближайшие несколько лет?

Внутренняя политика: султанат или демократия?

Мировые лидеры оказались между молотом и наковальней. Они осудили переворот и одновременно критикуют Эрдогана за желание укрепить свою власть. После попытки переворота Эрдоган подталкивает страну к конституционной реформе, которая создаст исполнительное президентство, дополнительно концентрируя практически всю власть в его руках.

Европейские министры иностранных дел, проведя в понедельник встречу в Брюсселе, отметили, что Эрдоган должен уважать «верховенство закона» и призвали к сдержанности. Но тот факт, что все европейские политические партии встали в оппозицию к перевороту, потенциально может уменьшить поляризацию на политической сцене Турции, считает Дорук Эргюн, научный сотрудник Стамбульского исследовательского фонда. И это несмотря на то, что у «Эрдогана нет хорошего послужного списка». «У нас очень высокий уровень политической поляризации в стране, и это дает им (Эрдогану и его союзникам) хорошую возможность не демонизировать оппозицию, а увидеть их в качестве партнеров по восстановлению демократии в Турции», — отмечает Эргюн.

Кроме того, после попытки переворота, Эрдоган призвал к восстановлению смертной казни, которая была отменена в 2004 году в рамках амбиций страны по вступлению в Европейский Союз (ЕС).

«Попытка переворота является совсем другой ситуацией по сравнению с относительно безобидными протестами в Парке Гези в 2013 году или даже по сравнению с операцией по задержанию сторонников Гюлена по обвинению в коррупции в этом году. Правительственные чиновники даже рассматривают, следует ли восстановить смертную казнь за измену. Теперь Эрдоган не будет брать пленных», — заявил руководитель политического риска в консалтинговой компании Verisk Maplecroft Энтони Скиннер.

Опасения вызывает то, как обходились с арестованными в прошлые выходные. Появились публикации закованных в наручники солдат, которых раздели до нижнего белья. Энтони Скиннер говорит, что Эрдоган, скорее всего, станет «безжалостным». «Его рефлекторным ответом за последние годы было сочетание неповиновения, конфронтации и запугивания», — заметил Скиннер.

«Он собирается стать намного более параноидальным,— сказал доктор Брайан Клаас из Лондонской Школы Экономики. — Это происходит почти всегда с попытками государственного переворота. Следующий этап — переориентация на внутреннюю консолидацию власти, которая смещает фокус режима от иностранной политики».

ПРОГНОЗ: Турция может как скатиться в диктатуру одного человека, так и встать на путь демократизации. Вероятно, роль армии как хранителя светских ценностей государства будет серьезно уменьшена, а вот исламизм может пережить новый подъем с поддержкой президента. Скорее всего, мы должны ожидать репрессий, вопрос — насколько массовых.

Экономика: как поведет себя лира и ждать ли туристов?

Помимо внутреннего волнения и геополитических разветвлений, заговор вернул в международный фокус экономику Турции. Пока не ясно, как она себя поведет в ближайшее время.

Экономика Турции в значительной степени зависит от туризма, и этот сектор уже серьезно пострадал от нападений «ИГ» и курдских мятежников за последние несколько лет.

Последняя крупномасштабная атака произошла в аэропорту Стамбула им.Ататюрка в прошлом июне. В результате погиб 41 человек, сотни получили ранения, повредив важную для экономики индустрию еще больше. Но в качестве развивающегося рынка Турция предлагала привлекательные возможности для многих инвесторов, которые ищут высокодоходные инвестиции.

Однако не все так плохо. Турецкая лира, которая упала более чем на 5% по отношению к доллару после новостей о попытке переворота в пятницу, уже в понедельник торговалась на уровне 2.9398 по отношению к доллару (по сравнению с 2.90 до инцидента).

Основной фондовый индекс Турции Borsa Istanbul 30 торгуется на 3,6% ниже. Этот относительно небольшой спад удивил аналитиков, ожидавших большего падения. Дорук Эргюн отметил, что любые будущие иностранные инвестиции в Турции скорее всего будут зависеть от следующих политических шагов Эрдогана.

Аналитики Citi Research, Луис Коста, Илькер Домак и Гюльтекин Ишиклар отметили в записке в понедельник, что уже и так сложный макроэкономический фон Турции «стал еще более сложным»: «Учитывая большие потребности во внешнем финансировании страны (в размере около $ 190 млрд в год), возможность смены настроений инвесторов в отношении турецких инфляции и добавила дополнительное давление на зияющий дефицит текущего Обамы, ныне аналитик корпорации Rand, сказал, что вооруженные силы Турции хотели бы более жестких мер против курдских боевиков и усиления границы с Сирией: «Военные не хотят вовлекаться в наземную операцию в Сирии и действительно хотят ужесточить контроль границы, чтобы убедиться, что Турция не будет втянута в наземную войну в регионе. И они хотят активизировать борьбу против РПК». Фланаган отмечает, что продолжение суматохи может отвлечь Анкару от большего вклада в борьбу коалиции в Сирии.

Но на данный момент Турция начала новый нео-османский путь, который заставляет более активно участвовать в конфликтах за пределами своих границ — в северной Сирии и Ираке, и, насколько возможно, в Ливии, в секторе Газа и в Нагорном Карабахе. В то же время руководство Турции обязано защищать национальную целостность республики. Таким образом, политические противоречия станут более частыми, и действия Турции могут показаться другим партнерам как минимум странными.

Европейский Союз и

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.